Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Бизнес и права человека: в  XXI веке деньги всё же пахнут. И иногда очень сильно

Human Constanta
19 октября 2022 Года

Чтобы быть частью глобальной экономической системы, бизнесу важно играть по общепринятым правилам. В последние десятилетия всё больше крупных компаний, а за ними и более мелкий бизнес, учитывают в своей деятельности соблюдение прав человека. В том числе, цифровых прав.

В актуальном виде концепция бизнеса и прав человека появилась в первой декаде XXI века, когда интернет уже существовал, поэтому речь идет о важности соблюдения бизнесом всех прав человека, в том числе и онлайн. Несмотря на то, что по логике подходов цифровые права как права человека сильно не отличаются от других прав,  есть определенные особенности в том, как их можно нарушать и что важно делать, чтобы их соблюдать. Об этом  мы поговорили с эксперткой по бизнесу и правам человека Беларусского Хельсинкского Комитета, кандидаткой юридических наук Катериной Дейкало.

Человек в центре всех процессов

Сам по себе бизнес является важным игроком. Как одна из больших систем (наряду с государством), с которыми взаимодействует человек,  он, с одной стороны, оказывает на человека непосредственное влияние, с другой, учитывая сегодняшние тренды процессов развития, не может не быть заинтересован в развитии и продвижении  прав человека.

– Некоторые бизнесы сегодня уже более влиятельны экономически и политически, чем отдельные государства. Особенно в бедных странах можно видеть как крупный бизнес берёт на себя какие-то социальные задачи, которые государству выполнить не под силу. Тема бизнеса и прав человека так и появилась – в результате эволюции общественных отношений. Во-первых, это связано с глобализацией и распространением транснациональных корпораций. При том, что у транснационализации экономики есть безусловные преимущества, у нее есть также и негативные стороны: иногда ради преференций инвесторам государство забывает о правах человека. Особенно, если это слабое, бедное государство или же авторитарный режим, который не то, что не может,  а просто не хочет в принципе заботиться о человеке, не видит это своей целью. Во-вторых, это продиктовано активным развитием инновационной экономики, где основным капиталом является человек, его знания, навыки и компетенции. Человек сегодня уже не просто объект защиты, как это предполагает классическая концепция прав человека. Люди стали активными участникам и участницами всех процессов, влияющих на развитие.

Более того, Человек находится в центре всех этих процессов. Человек, его благополучие (и как единицы, и [как части] общества) – конечная и главная мета-цель любых социальных, экономических, политических процессов. Экономическое развитие сегодня очень сильно зависит от того насколько человеку созданы нормальные условия. Неотъемлемая часть этих условий – права человека и горизонтальная система отношений. Но, возвращаясь к бизнесу – чем больше у тебя влияния и силы, тем больше обязанностей. И вот тут бизнесу важно найти баланс: быть достаточно влиятельным, но в это же время не находиться в серой зоне и брать на себя ответственность за человека. 

Бизнес и права человека это не о том как тратить деньги, а о том как их зарабатывать

Самый главный документ, который сегодня является международной рамкой в этой сфере – Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека. Он принят Советом по правам человека ООН в 2011 году. Его стандарт признан всеми ключевыми игроками: международными финансовыми организациями-донорами для бизнеса (ЕБРР, МФК),  ЕС, Советом Европы, многими международными бизнес-ассоциациями, инвесторами и самим бизнесом. На его основе многие крупные корпорации составляют свои политики по правам человека. 

– Смысл в том, что когда человек вступает в отношения с бизнесом, он не перестает быть носителем прав. И, несмотря на то, что формально международные обязательства по правам человека пока есть только у государств (бизнесы не могут быть сторонами в международных договорах), человек не должен страдать от этого. Когда человек вступает в любые отношения с бизнесом, он имеет эти права и они должны быть соблюдены.

Поэтому сегодня сложились ожидания на нормативном уровне так называемого soft law (мягкого права, юридически необязательных, но авторитетных норм и толкований) и на уровне этических стандартов, стандартов корпоративной культуры: в своей коммерческой деятельности бизнес обязан соблюдать права человека. Тот факт, что это сегодня общепризнанный стандарт подтверждается тем, что эти нормы и сам подход признан ключевыми бизнес-игроками и включен ими в свои комплаенс-политики, внутренние документы и корпоративные правила. 

Экспертка подчеркивает, что речь идет не о корпоративной социальной ответственности (КСО), которая очень часто, особенно в нашем регионе, понимается усеченно как благотворительность. Включение прав человека в бизнес-процессы  – это не о том как бизнесу тратить деньги, потому что это его дело, возможности, желание и тут нет единых стандартов. Права человека говорят о том как бизнесу зарабатывать деньги, что делать или, точнее, чего не делать в своей коммерческой деятельности с человеком. И с работником, и с клиентом и с местными сообществами.

То есть бизнес и права человека, грубо говоря, о том, что сегодня, в  XXI веке, деньги все же пахнут. И иногда очень сильно.

Специфика цифровых прав в контексте бизнеса и прав человека 

Нарушения масштабны и касаются большого количества людей сразу

Почему цифровых правам уделяется особенное внимание? В чем их специфика? Во-первых, потому что их нарушение, как правило, масштабно и касается большого количества людей сразу. Конечно, массово права человека могут нарушаться и оффлайн. Например, если какой-то завод слил отходы в водоем и загрязнил окружающую среду какого-то района, это будет массовое нарушение экологических прав и права на здоровье всех людей, которые живут в этой местности. Но, если оффлайн много и частных случаев нарушений прав, то в киберпространстве большинство ситуаций носит массовый характер. 

Проблему можно увидеть только тогда, когда нарушение уже произошло. 

Во-вторых, нарушение цифровых прав всегда связано с работой технологий и чаще всего проблему можно увидеть только тогда, когда нарушение уже произошло. 

– В техническом смысле  компания сначала делает алгоритм, потом запускает его и  люди начинают им пользоваться. В процессе наработки практики можно увидеть косяки, несовершенства, проблемы. Но права уже будут нарушены. Все big tech (крупные технологические компании — прим. редакции) делают выводы из ошибок уже после того, как они происходят. В этом специфика IT-сектора и в этом сложность при соблюдении прав человека. Тут важно выстраивать и держать баланс, проводить постоянный мониторинг деятельности. 

Отстранённость человека от процессов

Третья специфическая особенность цифровых прав – отстранённость человека от процессов. Пользователи дают согласие на обработку персональных данных, но вообще никак не контролируют, как их потом используют. Человек разделен с сетью, с теми, кто отвечает за его права. Конечно, это снижает количество способов контролировать процесс в отличие от физического взаимодействия со стейкхолдерами в других случаях. 

Исключён субъективный фактор

Как бы хороши не были алгоритмы, но они исключают субъективный фактор. Экспертка рассуждает, что с одной стороны это хорошо, потому что вроде всё нейтрально.

– С другой стороны важно понимать, что права человека – это не математика и таблица умножения, которую можно заложить в алгоритм и там дважды два всегда будет четыре. Права человека практически всегда требуют взвешенного и индивидуального подхода. Мы видим проблемы, которые возникают с банами в фейсбуке. Когда алгоритм банит кого-то за hate speech (язык ненависти, язык вражды) по определенными словам. Но, если прочитать пост, то не всегда употребление этого слова является реальным намеренным использованием языка вражды, чтобы дискриминировать в радикальной форме какую-то группу. На мой взгляд, невозможно придумать идеальный алгоритм, который бы полностью заменил тут человека. Это вызов компаниям чтобы больше усилий направлять в эту тему.

Как могут нарушаться цифровые права

Международные организации, работающие с темой, например, Access Now, выделяют две основные группы цифровых прав. Первая связана со свободой выражения мнений в сети, доступом к информации, языком вражды, отключением и ограничением использования интернета. Вторая группа прав связана с конфиденциальностью и хранением личной информации. 

Также важно понимать, что нарушать цифровые права человека могут не только большие  big tech корпорации. Это может делать любая компания, которая собирает персональные данные. Даже, когда просто заполняешь анкету о себе в супермаркете для получения скидочной карточки.

Свобода выражения мнений, доступ к информации и не только

Относительно первой группы цифровых прав могут фиксироваться такие нарушения как ограничение на определенные виды выражения мнений, онлайн-цензура, дискриминация, использование языка вражды, блокировка и фильтрация контента, шатдауны (массовые отключения интернета). 

– В контексте шатдаунов очень показателен пример Беларуси августа 2020 года. Тут можно рассмотреть как повели себя сотовые компании, то есть, бизнес. Понятно, что интернет во время акций протеста заблокировали по требованию государства. Это вызов для бизнеса: как, находясь в юрисдикции авторитарного государства, которое игнорирует стандарты прав человека, от чего-то отказаться, чтобы не было угрозы существования и бизнесу, и даже отдельных личных угроз преследования сотрудникам. Возникает вопрос, как повели себя компании?  Стандарт бизнеса и прав человека, закрепленный в Руководящих принципах ООН, о которых мы говорили выше, в качестве основного инструмента для бизнеса говорит о должной осмотрительности в сфере прав человека (human rights due diligence). Это означает, что бизнес должен в любой ситуации сделать все возможное в этих конкретных условиях, в этих обстоятельствах, чтобы не нарушить права человека или минимизировать риски и/или последствия такого нарушения если предотвратить его совсем не получается. Предотвратить отключения интернета было невозможно, но можно было, как минимум, честно проинформировать об истинных причинах, компенсировать время блокировок и не держать своих клиентов за дурачков. Из трех мобильных компаний в Беларуси это сделала только одна. И сегодня мы видим последствия этого. На самом деле авторитарные режимы – отдельный вызов для бизнеса, в том числе и добросовестного. Применительно к Беларуси БХК как раз спустя год после начала протестов выпустил анализ Бизнес и права человека в Беларуси: контекст политического кризиса и кризиса прав человека 2020-2021. В том числе, мы анализируем там и поведение всех трех наших сотовых операторов во время и в связи с шатдауном.

Что касается свободы выражения мнений в сети, то показателен относительно старенький, но показательный  пример Трампа и Twitter. Когда Twitter заблокировал аккаунт Трампа, потому что тот начал писать неоднозначные призывы протестующим в своём аккаунте. Возникает вопрос, это нарушение свободы выражений мнений или нет? На самом деле это достойно отдельного разговора. Тут вопрос баланса права Трампа на свободу выражения мнения и общественного интереса – безопасности, а также жизни и здоровья отдельных людей. Права человека это очень часто вопрос баланса интересов. Человека и человека, или человека и общества. А также еще важен вопрос аргументации ограничения. Вообще большинство прав человека не носят абсолютный характер и могут быть ограничены, но исключительно на основе установленных стандартом критериев. И автоматическим алгоритмами невозможно полностью удерживать баланс.

Сейчас также свежие примеры бана в том же Facebook за hate speech в отношении россиян или с их стороны – в отношении украинцев. В некоторых случаях обоснованность банов вызывает вопросы, но в основной своей массе они справедливы, потому что то, что  иногда люди транслируют – это просто дикость и публичная трансляция этого ничем не может быть оправдана. И ответственность платформы, в том числе, держать этот баланс, особенно когда такие острые ситуации и состояния у людей – во время войны по-другому не бывает. Люди действуют во многом на инстинктах и чрезвычайно важно, чтобы бизнес понимал свою ответственность перед обществом в удержании этого баланса: сохранения свободы людей выражать свое мнение, но не вкладывания в разжигание ненависти и не поощрения этого .

Хранение личной информации

Вторая основная группа цифровых прав, где могут быть массовые нарушения, связана с конфиденциальностью. Сюда же можно отнести риски, когда государство начинает требовать у бизнеса личную информацию людей. 

– Тут может быть несколько ситуаций. Одно дело, когда у компании слабые механизмы и личные данные утекают, а другое – когда компания предоставляет  их  по требованию третьего лица (чаще всего конечно это государство). Это касается и big tech и любых компаний, которые автоматизированным образом собирают личные данные. И то, и другое – нарушение бизнесом прав человека. Разница в содержании due diligence, то есть и в оценке рисков, и в наборе мер  по их минимизации.

Несмотря на то, что компании должны нести свою часть ответственности в этом вопросе, самим пользователям интернета также важно понимать, в каких ситуациях и как их права могут нарушаться и быть активными в отстаивании своих прав.

Human Constanta много рассказывает о том, как защищать свои права в сети. Например, почитайте следующие материалы:

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
Лаборатория цифровых свобод

Бизнес и цифровые права

Корпорации обладают все большим влиянием и властью в современном мире.При этом статус частных компаний, даже гигантов, чьи размер и прибыль сравнимы с ВВП отдельных стран, все еще не вполне урегулирован правом.
Лаборатория цифровых свобод

Нерассказанная история вируса NOTPETYA – самой разрушительной кибератаки в истории

В 2017 году вирус NOTPETYA принёс компаниям по всему миру многомиллионные убытки. Как произошло, что заражение нескольких серверов в Украине привело к коллапсу в мировой экономике и транспортной системе?
Лаборатория цифровых свобод

Почему технологии способствуют тирании

Искусственный интеллект может стереть много практических преимуществ демократии и подорвать идеалы свободы и равенства. Он будет еще больше концентрировать власть среди небольшой элиты, если мы не предпримем шаги, чтобы остановить это.
Лаборатория цифровых свобод

Как технологии, созданные с благой целью, превращаются в инструмент слежки за людьми и причём тут ответственность бизнеса

Как бизнесы могут понести ответственность за нарушение прав человека.