Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

«О геноциде белорусского народа» – правовой обзор нового закона

Human Constanta
8 июня 2022 Года

В Беларуси очередное законодательное нововведение – Закон «О геноциде белорусского народа» был принят 5 января 2022 года. Проект закона был внесен депутаткой Лилией Ананич «в целях сохранения исторической памяти, укрепления национальной безопасности, противодействия фальсификации событий и итогов Второй мировой войны».

Human Constanta считает, что принятие такого Закона будет иметь негативные последствия для беларусского общества, монополизировать трактовку исторических событий беларусскими de facto властями, ограничивать возможность граждан выражать мнение на тему событий Второй мировой войны. 

Содержание Закона

Закон внес изменения в Уголовный кодекс Республики Беларусь, дополнив его статей 130-2 следующего содержания:

Статья 130-2. Отрицание геноцида белорусского народа

1. Отрицание геноцида белорусского народа, содержащееся в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет, иной сети электросвязи общего пользования или выделенной сети электросвязи, – наказывается арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на тот же срок.

2. Действие, предусмотренное частью 1 настоящей статьи, совершенное лицом, ранее судимым за отрицание геноцида белорусского народа, либо должностным   лицом с использованием своих служебных полномочий, – наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет. 

Закон определяет беларуcский народ как:

советских граждан, проживавших на территории Белорусской Советской Социалистической Республики с 1941 по 1951 годы.

А геноцид как:

совершенные нацистскими преступниками и их пособниками, националистическими   формированиями   в годы   Великой   Отечественной   войны и послевоенный период злодеяния, направленные на планомерное физическое уничтожение белорусского   народа путем убийства и иных действий, признаваемых геноцидом в соответствии   с законодательными актами и нормами международного права.

Кроме того, Закон обязывает Генеральную прокуратуру:

принять дополнительные меры по всестороннему, полному и объективному   исследованию обстоятельств геноцида белорусского народа, установлению лиц, причастных к его совершению, и их уголовному преследованию

А Совет Республики принимать меры по:

  • увековечению   памяти   жертв   геноцида   белорусского   народа,   а также   по признанию и осуждению геноцида белорусского народа на международном уровне;
  • распространению  достоверной  информации  о геноциде  белорусского  народа,  а также по просвещению граждан по вопросам геноцида белорусского народа;
  • иные меры, направленные на реализацию Закона.

Что не так с Законом?

На международном уровне существует важный документ Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (далее – Конвенция), в которой, в том числе даётся более полный список деяний (статья 2): 

В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Также статья 9 данной Конвенции предусматривает, что:

Споры между договаривающимися сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний, передаются на рассмотрение Международного Суда по требованию любой из сторон в споре.

Таким образом, факт геноцида скорее должен установить Международный суд ООН, а не Генеральная прокуратура.

Закон «О геноциде белорусского народа» фактически закрепляет монополию авторитарных беларусских властей на толкование истории и дает государству дополнительный карательный инструмент в виде уголовного наказания за высказывания мнений, отличных от «единственно верных» государственных трактовок истории.

Вторая мировая война действительно унесла множество жизней людей на территории современной Беларуси и других территориях бывшего Советского союза. Сохранение памяти о трагедии войны и возможность диалога о виновных и пострадавших – важные элементы построения образованного и ответственного общества, особенно когда события полномасштабной войны России в Украине все чаще напоминают о повторении ужасов Второй мировой. Существует мнение правозащитных организаций, что зачастую отрицание истории является прямой атакой на человеческое достоинство жертв и тех, кто связан с ними. Однако Закон «О геноциде белорусского народа» – не тот инструмент, который способствует цели сохранения справедливости и достоинства жертв, а скорее дополнительная репрессивная надстройка. 

Cтатья 19 (3) Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, закрепляющая право на свободу выражения мнений, также устанавливает трехступенчатый тест, соблюдение которого необходимо для правомерного ограничения данной свободы. Так, тест предусматривает, что ограничения должны быть установлены законом, являться необходимыми и пропорциональными в демократическом обществе, а также преследовать правомерную цель (уважение прав других лиц, охрана государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения).

Широкий запрет на «отрицание геноцида белорусского народа» дает беларуcским властям неограниченную свободу в толковании того, какие мнения о Второй мировой войне будут отныне считаться преступными. Может ли, например, поведение советских властей во время войны быть предметом публичной критики? Как Закон повлияет на дискуссии о сталинских репрессиях или о примерах антисемитизма в СССР? Неопределенность содержащихся в Законе формулировок не позволяет гражданам, действия которых он призван регулировать, понять пределы допустимого и недопустимого, по мнению законодателя, поведения, поскольку практически любое высказывание может быть признано вне закона.

Более того, наказание за «отрицание геноцида белорусского народа» согласно Закону всегда связано с ограничением или лишением свободы и непропорционально целям, которые декларирует законодатель. При этом не учитывается, что та или иная трактовка истории может быть результатом личных заблуждений и изоляция «нарушителей» в местах лишения свободы едва ли будет способствовать образованию общества по историческим вопросам.

Международные акторы систематически осуждают принятие законов, монополизирующих трактовки исторических событий. Комитет по правам человека, как основной орган толкования Международного пакта о гражданских и политических правах, в своем Замечании общего порядка 34 (параграф 49) отмечает:

«Законы, предусматривающие меры наказания за выражение мнений об исторических фактах, являются несовместимыми с предусмотренными Пактом обязательствами государств−участников уважать свободу мнений и право на их свободное выражение. В Пакте не предусмотрено широкого запрета на выражение ошибочных мнений или неверной интерпретации событий, происшедших в прошлом. Ограничения на свободу мнений не должны навязываться ни при каких условиях, а ограничения в отношении права на свободное выражение мнений не должны выходить за рамки требований, предусмотренных пунктом 3 статьи 19 или статьей 20».

Аналогичного мнения придерживается и Специальный докладчик по свободе выражения мнений:

«Требуя от писателей, журналистов и граждан придерживаться лишь той версии событий, которая одобрена правительством, государства имеют возможность подчинить свободу выражения мнений официальной версии событий».

Международная правозащитная организация Article 19 также приходит к выводу об опасности законов об отрицании исторических событий:

«Мы признаем тот факт, что отрицание исторических событий часто является средством пропаганды ненависти по отношению к выжившим жертвам и иным лицам, связанным с жертвами этих преступлений. Хотя они вызывают обеспокоенность по поводу нетерпимости и могут правомерно рассматриваться как «язык вражды», запрет на такие высказывания должен ограничиваться только случаями, достигающими уровня пропаганды дискриминационной вражды, представляющей собой подстрекательство к насилию, вражде или дискриминации. Нужно четко отделять защиту прав индивидов от защиты «утверждений исторической правды» в качестве основания для какого-либо ограничения права на свободу выражения мнения».

Human Constanta согласна с превалирующей позицией международного сообщества об опасности законов, монополизирующих историческую память и считает, что ограничения свободы слова, связанные с уголовной ответственностью за «отрицание геноцида белорусского народа,» не являются правомерными, необходимыми и пропорциональными. Практика применения Закона в авторитарном беларусском государстве непредсказуема и может увеличивать риски политически мотивированного преследования и произвольного ограничения права на свободу высказывания.