Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Обзор практики применения «экстремистских» статей, за которые могут лишить беларусcкого гражданства

Human Constanta
6 октября 2021 Года

«Каждый имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство» — так сказано во Всеобщей декларации прав человека ООН. Современные государства стремятся избегать и предотвращать безгражданство, так как оно имеет пагубные, а в некоторых случаях и разрушительные последствия для жизни людей. Государства несут ответственность как за предоставление, так и за лишение гражданства, определяя критерии в своем внутреннем законодательстве. Несмотря на то, что сегодня многие государства сохраняют за собой право лишать гражданства при наступлении определенных событий, такая процедура должна быть четко описана на законодательном уровне, и так же четко и прозрачно исполняться на практике.

В июне 2021 года начала действовать новая редакция Закона Республики Беларусь от  1 августа 2002 г. № 136-З «О гражданстве Республики Беларусь», согласно которой лишиться беларусcкого гражданства можно за участие в экстремистской деятельности или за причинение тяжкого вреда интересам Республики Беларусь. На протяжении многих лет мы следили за тенденциями развития законодательства об экстремизме и практикой его применения беларусcкими властями. В нашем обзоре мы подробно разбираемся, как действуют на практике «антиэкстремистские» статьи Уголовного кодекса Республики Беларусь, за которые можно лишиться беларуского гражданства.

5 августа Александр Лукашенко подписал указ, который подробно описывает процедуру утраты гражданства за «экстремизм», предусмотренную новой редакцией Закона Республики Беларусь от  1 августа 2002 г. № 136-З «О гражданстве Республики Беларусь» (далее — закон о гражданстве). Так, в соответствии с ч. 2 статьи 19 Закона о гражданстве, гражданства можно лишиться за «участие в экстремистской деятельности или за причинение тяжкого вреда интересам Республики Беларусь». Лишиться гражданства таким образом могут только совершеннолетние граждане, получившие гражданство не по рождению, в отношении которых имеется вступивший в законную силу приговор национальной, иностранной или даже международной судебной инстанции, подтверждающий их участие в такой деятельности.  Приобретение гражданства не по рождению означает, что человек стал гражданином Беларуси:

  • или в результате приема в гражданство Беларуси,
  • или в порядке регистрации,
  • или вследствие восстановления в гражданстве Беларуси.

Процедура утраты гражданства за «экстремизм» может быть начата заинтересованным госорганом путем направления письма в Министерство внутренних дел (далее — МВД). К такому письму прикладывается копия судебного решения, подтверждающего участие человека в экстремистской деятельности или причинение им тяжкого вреда интересам Беларуси. МВД выносит свое решение, которое затем направляется в Комитет госбезопасности и Комиссию по вопросам гражданства при Президенте Беларуси. Срок рассмотрения вопроса об утрате гражданства не должен превышать 6 месяцев. Если Комиссия посчитает доводы других госорганов достаточными, то президент подписывает решение об утрате человеком беларусского гражданства. 

Что происходит с человеком после утраты им гражданства Беларуси, законодатели не разъясняют. Если человек находится на территории Беларуси, то вероятнее всего в момент утраты гражданства он будет отбывать уголовное наказание. После освобождения его судьба остается неясной, особенно если в отношении него будет начата процедура выдворения из Беларуси.

Отметим, что согласно статье 10 Конституции Беларуси «никто не может быть лишен гражданства Республики Беларусь или права изменить гражданство». Аналогичные нормы содержатся в том числе в международно-правовых актах — Всеобщей декларации прав человека Организации объединенных наций (далее — ООН), Конвенции ООН о сокращении безгражданства. Конституционный суд Беларуси при оценке конституционности ч. 2 статьи 19 закона о гражданстве отметил, что международно-правовые акты допускают лишение гражданства в определенных случаях, а значит, беларусский закон о гражданстве полностью соответствует Конституции и международным стандартам в этой области. По мнению суда, утрата гражданства Беларуси вследствие совершения лицом виновных противоправных деяний, причиняющих тяжкий вред Республике Беларусь, не является актом произвола по неправомерным, несправедливым и социально неоправданным основаниям; не является дискриминацией по различным признакам (включая политические убеждения); соразмерна защищаемым Конституцией интересам; не применяется в отношении граждан Беларуси по рождению.

Такая процедура не является новшеством беларусских законодателей и встречается в законах многих стран. Тем не менее, возникает вопрос, насколько справедливо и оправданно будет применяться процедура утраты гражданства за «экстремизм» на практике, особенно с учетом огромного количества составов преступлений, признанных «экстремистскими».

За какие именно действия теоретически можно лишиться гражданства?

Далее мы хотим подробнее рассказать, за какие именно действия теоретически можно лишиться гражданства, и изучим практику применения «антиэкстремистского законодательства». 

26 июля 2021 года генеральный прокурор Беларуси Андрей Швед заявил, что в Беларуси возбуждено свыше 4200 уголовных дел, связанных с экстремизмом и терроризмом (из них в суды уже направлено 803 уголовных дела в отношении 1116 человек, рассмотрено 704 уголовных дела в отношении 955 лиц). Также 30 июля 2021 года в Следственном комитете заявили, что  с августа 2020 года по фактам «незаконных массовых мероприятий, беспорядков, протестных акций, посягательств на государственный суверенитет и общественную безопасность, умышленного уничтожения и повреждения имущества, насилия и угроз в отношении должностных лиц и членов их семей» было возбуждено 4691 уголовное дело. Большинство данных деяний после недавних изменений в законе «О противодействии экстремизму» теперь можно также относить к антиэкстремистскому законодательству. Это существенно расширяет использование термина «экстремизм» как основания для ограничения свободы выражения мнения, свободы собраний и ассоциаций по политическим мотивам.

В примечаниях к статье 19 закона о гражданстве сказано, что под участием в экстремистской деятельности или причинением тяжкого вреда интересам Республики Беларусь понимается совершение преступлений, предусмотренных статьями 124–126, 130–133, 287, 289–2905, 293, 356, 357, 359–3613 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК). То есть лишиться гражданства можно только за уголовные преступления. Такие административные «экстремистские» правонарушения, как  демонстрирование, изготовление или распространение нацистской символики (статья 19.10 Кодекса об административных правонарушениях (далее — КоАП)) или распространение, изготовление, хранение, перевозка экстремистских материалов, (статья 19.11 КоАП), не являются достаточным основанием для лишения гражданства.

Большинство статей УК, перечисленных выше, применяются правоохранительными и судебными органами для подавления любой формы самоорганизации в обществе, наказания за высказывание мнения, неугодного властям, а также за критику представителей органов власти. Рассмотрим детально практику применения каждой из статей. 

Статьи 124 («Акт терроризма в отношении представителя иностранного государства или международной организации»), 125 («Нападение на учреждения, пользующиеся международной защитой») и 126 («Акт международного терроризма») относятся к преступлениям против мира и безопасности человечества, ответственность за которые предусматривается не только национальным, но и международным правом. Противоправные деяния в рамках данных статей являются одними из наиболее серьезных преступлений, которые включает в себя УК Беларуси — кодекс предусматривает ответственность вплоть до смертной казни. Преступления с таким составом на территории Республики Беларусь пока не фиксировались.

К этой же группе преступлений кодекс относит и статью 130 УК («Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни»), ставшей с августа 2020 года одной из самых популярных статей, используемых для подавления свободы мнений и наказания граждан, негативно отзывающихся о действующей власти. Теперь публичная критика действий властей или силовиков часто трактуется правоохранителями как «разжигание социальной вражды в отношении представителей профессиональной группы».  Данная статья стала популярным информационным поводом милицейских сводок — новости о привлечении людей к ответственности за «разжигание социальной вражды» можно встретить практически ежедневно. Разжиганием «социальной вражды» по отношению к государственным служащим, сотрудникам милиции, военнослужащим и другим должностным лицам теперь может считаться огромный перечень действий, например:

  • резкие критические сообщения или комментарии в интернете в адрес действующих de facto властей и правоохранителей; реже — менее радикальная критика («формирование враждебной социально-психологической установки»);
  • призывы к агрессивным действиям или насилию в отношению таких лиц;
  • деанонимизация таких лиц и слив их персональных данных в интернет (так, по данной статье проходят сотрудники «Белтелекома», сотрудник кадастрового агентства и сотрудник банка, передавшие данные силовиков);
  • призывы к погромам, поджогам, уничтожению имущества, насилию и вооруженному сопротивлению представителям власти;
  • блоггинг с оппозиционной повесткой (как в случае с Павлом Спириным, Романом Протасевичем, Антоном Мотолько, Игорем Лосиком и многими другими).

По данной статье УК обвиняются множество представителей оппозиции из самых разных сфер: например, политик Сергей Тихановский; певица Анжелика Агурбаш, демонстрировавшая солидарность с белорусами;  представители ByPol Олег Талерчик и Игорь Лобан, и многие другие. По этой же статье завели уголовное дело в отношении мэра Риги Мартиньша Стакиса и министра иностранных дел Латвии Эдгарда Ринкевича за публичную замену официального государственного флага Беларуси на бело-красно-белый. Правда, стоит отметить, что конкретно в данном кейсе речь идет о разжигании «национальной вражды». Также известно о недавнем приговоре в 4 года «химии» за разжигание вражды по национальному признаку за различные негативные высказывания по отношению к русской национальности («Русские — грабители и убийцы», «хороший москаль — мёртвый москаль», «мой любимый фрукт для вас, москалей, ядерный фугас»).

Совсем недавно в УК появилась статья 1301 («Реабилитация нацизма»), в которой реабилитация нацизма выделена в отдельный состав (с 2019 года была в статье 130 УК). Правоохранители основной упор в использовании статьи за реабилитацию нацизма в 2021 году делают на социально-образовательные и культурные инициативы в рамках «борьбы с героизацией» лиц, которых власти считают коллаборационистами. Особенно эта статья УК затронула различные польские инициативы: так, в марте Брестская прокуратура возбудила уголовное дело по факту «героизации военных преступников» в отношении сотрудников  Брестского форума польских локальных инициатив и «Польской школы». Поводом для этого стало образовательное мероприятие, на котором обсуждались различные исторические личности. 

На этом правоохранители не остановились — прокуратура Гродно возбудила уголовное дело по этой же статье и в отношении руководителя учреждения «Центр городской жизни» Павла Можейко и художника Алеся Пушкина. 19 марта на выставке картин демонстрировался выполненный Алесем Пушкиным портрет исторической личности Евгения Жихаря с автоматом на плече, которого следователи посчитали коллаборационистом.

Важно заметить, что такие тенденции по борьбе с «реабилитацией нацизма» противоречат международным стандартам права на свободу выражения мнений, согласно которому политическая критика и анализ исторической тематики не могут быть основанием для уголовного преследования.

Далее, статья 131 УК («Экоцид») предусматривает ответственность за массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферного воздуха или водных ресурсов, а также в принципе любых деяний, способных вызвать экологическую катастрофу. Заметим, что для возбуждения дела по данной статье экологии должен быть нанесен по-настоящему колоссальный масштабный вред. О практике применения данной статьи на территории Республики Беларусь информации у нас нет.

Статьи 132 («Вербовка, обучение, финансирование и использование наемников»  и 133 («Наемничество») УК закрепляют уголовную ответственность за участие на территории иностранного государства в вооруженных конфликтах, а также за материальное обеспечение и использование наемников. Наибольшая популярность применения статьи 133 в Республике Беларусь пришлась на активную фазу вооруженного конфликта в Украине – в 2016 году по данной статье проходили 138 человек, причем в независимости на чьей стороне они воевали. В 2021 году информации про какие-либо резонансные дела, связанные с наемничеством, не было.

Июль 2021 года ознаменовался массовым давлением на гражданское общество. Было проведено множество задержаний и обысков, некоторые из которых проводились в рамках неизвестного дела о терроризме.  Подозрения в причастности к преступлениям в рамках статьи 289 («Акт терроризма»)  становится распространенным основанием для задержания активисто_к. По данной статье силовики задерживали политических деятелей Василия Полякова и Марию Войтович, волонтеров Сергея Борисова и Илью Миронова, активиста Андрея Приставко и блогерку Анастасию Пилюгину. У правозащитников Валерия Путицкого и Андрея Медведева, предпринимателя Дениса Шиленка, а также у журналистов «Медиа-Полесья», «Первого региона», «6ТV.by» и других медиа по статье 289 УК были проведены обыски. Множество людей с данной статьёй задерживают на 10 суток для проверки – про это рассказывают задержанные журналисты и активисты, что вместе с такими людьми находились в одной камере в изоляторе. 

До сих пор непонятно, о каких именно террористических актах шла речь, ведь в новостных сводках такие события не фигурировали. Возможно, такая активность силовиков связана со «спящими террористическими ячейками», о которых 2 июля 2021 года упоминал в своих выступлениях Александр Лукашенко, а журналист Олег Груздилович рассказывал, что многие люди сидели в изоляторе временного содержания в связи с таинственным «террористическим делом о подрыве в Вилейке».

Более того, многие задержанные отмечают интерес правоохранителей к чатам «ОГСБ» (Отряды гражданской самообороны Беларуси) и «Буслы ляцяць», которые совсем недавно были признаны экстремистскими (а сама организация ОГСБ и вовсе была признана террористической) и которые в последнее время часто упоминают в контексте «антитеррористических операций». Так, есть информация о том, что у жителей Заводского района г. Минска во время обысков сотрудники пытались найти «связь с терроризмом и ОГСБ». По данным правозащитного центра «Весна» известно, что в рамках статьи 289 проводились обыски у людей, которые состояли в данных чатах и которых силовикам удалось вычислить. Более того, суд Фрунзенского района присудил минчанину 10 лет колонии строгого режима по обвинению в поджоге танка Т-72 на железнодорожной станции путем броска в него «коктейля Молотова с надписью «ОГСБ».

Стоит отметить, что задержания по данной статье продолжаются с октября 2020 года и использование данной статьи в политических репрессиях с течением времени набирает все большие обороты. Так, 28 октября была задержана так называемая «группа Олиневича», члены которой по версии Комитета государственной безопасности причастны к поджогам автомобилей и административных зданий, а в декабре 2020 года задержали «группу Автуховича», 13 членов (5 из которых — женщины) которой подозревают в подготовке различных терактов по всей стране. Все они уже находятся в списке террористов_к, ещё до решения суда.

Также известно о привлечении к ответственности по статье 289 не только за совершение или намерение совершить какие-либо практические действия, но и за «подстрекательство к совершению акта терроризма» — в рамках такого состава преступления суд Сморгонского района присудил 8 лет и 1 месяц лишения свободы в колонии в условиях усиленного режима  жителю Гольшан. Подстрекательством к терроризму суд расценил высказывания «Завтра идем штурмовать местный КГБ» и «Маленькими группами с коктейлями Молотова», хотя сам же мужчина утверждал, что всего лишь «троллил» силовиков в интернете.

Также стоит отметить, что Генпрокуратура 29 марта возбудила уголовное дело по статье 289 в отношении Светланы Тихановской и представителей инициативы BYPOL за то, что они якобы в кооперации с неизвестным гражданином  «пытались произвести взрывы и поджоги на территории Минска и других городов».

Далее, статьи 290–290УК также касаются ответственности за терроризм и непосредственно связанной с ним деятельности. Так, данные статьи предусматривают ответственность за угрозу акта терроризма, финансирование и содействие террористической деятельности, а также за прохождение обучения или создание организации (или участие в ее работе) для такой деятельности. В открытом доступе не содержится информации по поводу преступлений в рамках данных статей на территории Республики Беларусь, а практика «борьбы с терроризмом» практически полностью ограничивается использованием вышеупомянутой статьи 289.

Тем не менее, в сентябре 2021 года силовики «вспомнили» про еще одну «экстремистскую статью» — статью 359 УК («Акт терроризма в отношении государственного или общественного деятеля»), которую законодатели решили выделить в кодексе отдельно от статьи 289, несмотря на то, что они имеют практически идентичные санкции. Статья предусматривает ответственность за убийство, захват, удержание в качестве заложника, похищение, лишение свободы государственного или общественного деятеля. Основываясь на Перечне организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности, можно заметить, что по данной статье проходят политическая деятельница и журналистка Ольга Карач, обвиняемый в попытке убийства журналиста СТВ Григория Азаренка Дмитрий Сосновский , а также Денис Хофман, которые по версии государственных СМИ владел «деструктивным чатом, который набирал боевиков». Более того, 15 сентября стало известно, что в рамках данной статьи была задержана целая семья, членов которой обвиняют в попытке поджога коттеджа депутата Олега Гайдукевича.

В поствыборный период успела стать «народной» печально известная статья 293 («Массовые беспорядки»). По данной статье продолжают активно наказывать протестующих-участников событий 9-11 августа 2020 года. Статья  предусматривает ответственность за организацию, подготовку лиц для участия или непосредственное участие в действиях, сопровождающихся насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества или вооруженным сопротивлением представителям власти. Как показывает судебная практика, привлечь к ответственности по данной статье могут лишь за сам факт участия в массовых мероприятиях. Также существует вероятность, что если вас задержат на акции протеста и в ходе досмотра (либо в ходе обыска в месте проживания) обнаружат у вас какие-либо средства, которыми потенциально можно нанести вред здоровью или имуществу (например, средства самообороны — перцовые баллончики, дубинки; складные ножики; петарды и др.), то наличие таких предметов может трактоваться как «приготовление к массовым беспорядкам»

Уголовная ответственность может наступить и за призывы к акциям протеста (которые следственные органы трактовали как «организацию массовых беспорядков»). Так, по статье 293 проходит множество известных оппозиционных политиков: Сергей Тихановский, Николай Статкевич, Павел Северинец и многие другие. Практика использования данной статьи в отношении оппозиционных политиков не нова — например, в 2011 году, по данной статье были осуждены экс-кандидаты в президенты Андрей Санников, Дмитрий Усс, Николай Статкевич и многие другие. Известно о делах по данной статье и в отношении популярных оппозиционных блогеров: Степана Путило, Романа Протасевича, Антона Мотолько, Эдуарда Пальчиса.

Интересно, что приговор по статье 342 УК («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») не указывается в законе как основание для лишения гражданства, несмотря на то, что практика применения данной статьи фактически совпадает с практикой применения статьи о массовых беспорядках (данные статьи очень часто фигурируют вместе в одном обвинении). Более того, закон «О противодействии экстремизму» относит действия, грубо нарушающих общественный порядок, к «экстремистской деятельности».

В этой связи стоит упомянуть, что Закон о гражданстве не рассматривает множество деяний в качестве оснований для лишения гражданства, которые, однако, четко отнесены Законом «О противодействии экстремизму» к проявлениям экстремизма. Так, не предусмотрено лишение гражданства по «экстремистским» статьям за воспрепятствование работе избирательных органов (статья 191), незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ (статья 295), создание незаконного вооруженного формирования (статья 287),  оскорбление президента (статья 368), оскорбление представителя власти (статья 369), дискредитацию Республики Беларусь (статья 3691). 

Статья 356 УК («Измена государству») предусматривает ответственность за выдачу государственных секретов, шпионаж, переход на сторону врага, а также за оказание помощи иностранному государству или организации, направленной на причинение вреда национальной безопасности. 14 мая судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Беларусь приговорила к 18 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях усиленного режима военнослужащего Дениса Урада, а также лишила его звания «капитан». О характере секретов, которые якобы выдал Денис, а также о государствах или организациях, с которыми он мог сотрудничать, ничего не известно, так как судебные заседания по такой статье рассматриваются, как правило, Верховным судом в закрытом режиме. 3 августа, стало известно, что в Верховном суде по практически идентичной процедуре начато рассмотрение еще одного дела в отношении гражданина Соколовского Александра, о котором ничего известно правозащитникам.

Важно заметить, что данной статьей предусмотрена ответственность за выдачу тайн не только в отношении должностных лиц и военнослужащих, но и в отношении любых граждан. Так, известно, что по данной статье предъявлено обвинение журналисту и медиа-менеджеру Андрею Александрову.

Увеличивается количество случаев использования статьи 357 («заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственной власти») в качестве предлога для репрессий в отношении оппозиции. Анализируя практику применения данной статьи, можно заметить, что она применяется чаще всего в отношении самых видных и известных лидеров оппозиционного движения в Беларуси.

Одним из самых обсуждаемых дел по данной статье стало «дело о госперевороте», по которому были задержаны политолог Александр Федута, практикующий в Соединенных штатах Америки адвокат Юрий Зенкович и глава партии «Беларусский народный фронт» (БНФ) Григорий Костусев. Их обвиняют в подготовке вооруженного госпереворота, целью которого было устранение главных лиц страны, включая А. Лукашенко и его семьи. Немного позднее по этому делу был задержан 35-летний дальнобойщик из Нарочи Денис Кравчук, который проходит в статусе обвиняемого по данному делу. Однако его роль в «заговоре» неизвестна.

По этой же статьи были предъявлены обвинения основным оппонентам Лукашенко, членам Координационного совета (КС): Светлане Тихановской, Марии Колесниковой, Максиму Знаку, изгнанных из Беларуси Павлу Латушко, Ольге Ковальковой и Сергею Дылевскому. Из сообщений государственных органов не совсем понятно, какие именно действия представителей оппозиции попадают под понятие «заговор». Представляется, что именно факт создания КС как организационной структуры квалифицируется как «заговор». По этой же статье была задержана политическая обозревательница Валерия Костюгова.

Далее по списку  «экстремистской» значится статья 360 УК («Диверсия»). Диверсия представляет собой совершение взрыва, поджога, а также действий, создающих опасность гибели людей, причинения им телесных повреждений, разрушения или повреждения зданий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи или другого имущества, в целях нанесения ущерба экономической безопасности и обороноспособности Республики Беларусь. Нам неизвестно ни об одном деле о диверсии. По нашему мнению, это связано с тем, что весьма схожие деяния ставит вне закона статья 289, которая  более «полюбилась» правоохранителям.

В поствыборный период нами зафиксирована широкая практика применения статьи 361 «призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь» как в отношении видных оппозиционеров, так и в отношении простых граждан.

В период с августа 2020 года по данной статье обвиняются члены КС Мария Колесникова, Максим Знак, соосновательница школы молодых менеджеров публичного администрирования Sympa и независимая экспертка в сфере госуправления Татьяна Кузина, юрист штаба Виктора Бабарико Илья Салей, основатели «Белорусского фонда спортивной солидарности» Александра Герасименя и Александр Опейкин, анархист Николай Дедок. Все дела фактически заведены за системную и публичную критику властей.

Более того, данная статья использовалась как инструмент давления на медиа – за публикацию интервью со Светланой Тихановской в апреле 2021 года началась проверка в рамках уголовного дела в отношении редактора барановичской независимой газеты Intex-press Владимира Янукевича (позже интервью было признано экстремистским материалом).

Особенно популярна часть третья данной статьи, которая усиливает ответственность за использование для «призывов» средств массовой информации или интернета. Таким образом, данная статья становится еще одним возможным предлогом для ограничения свободы слова в интернете и публичном пространстве.

Также 15 июля 2021 года началось рассмотрение уголовного дела по статье 361 в отношении администратора Telegram-канала «Белые халаты», которого задержали еще в ноябре прошлого года. Согласно материалам дела, в его Telegram-канале зафиксированы неоднократные факты призывов к массовому увольнению медработников и участию в протестах и забастовках. Кроме этого, следствием были выявлены публикации о поддержке проводимых незаконных массовых мероприятий медработниками, способах противодействия действующей власти. 

Стоит отметить, что это не единственное применение статьи 361- УК для наказания за активность в Telegram. В Гродненском областном суде началось рассмотрение дела по ч. 3 ст. 361 УК в отношении 29-летнего жителя Гродно. Мужчину обвиняют в публичных призывах к насилию и совершению актов терроризма, якобы размещенных им в одном из Telegram-чатов в октябре-ноябре 2020 года. Обвиняемый же на суде заявлял, что участвовал в дискуссиях и высказывал свою гражданскую позицию, эмоционально высказывался в адрес силовиков, и не писал наиболее радикальных из приведенных комментариев («брать пики, давить их МАЗами, БелАЗами»). Также данная статья не «прошла мимо» и Антона Мотолько.

Набирает обороты и количество обвинений по статье 3611 («Создание экстремистского формирования либо участие в нем»). В следственном комитете неоднократно заявляли, что администраторы дворовых оппозиционных чатов будут нести ответственность по части 1 статьи 3611 УК. Таким образом, правоохранители приравнивают обычные дворовые чаты к настоящим экстремистским формированиям. Практика в этой связи совсем неоднозначная: некоторых администраторов чатов, которых правоохранителям удалось идентифицировать, заставляют записать  «покаяльное» видео, других наказывают за «нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий» (статья 24.23 Кодекса об административных правонарушениях), а еще часть задерживают в рамках уголовных дел «об оскорблении» или «разжигании социальной вражды». Тем не менее, случаи привлечения администраторов чатов и каналов по данной статье имеются. Так, по данной статье с марта 2021 года под стражей находится мать пятерых детей Ольга Золотарь, которая, по версии МВД,  была администратором местного дворового чата и организовывала «чаепития», «прогулки» и «концерты». В схожих деяниях обвиняют и Антона Боярского, предполагаемого администратора популярного Telegram-канала «Мая краіна Беларусь».

Также по данной статье вкупе со статьей 357 обвинение было предъявлено и вышеупомянутым членам основного состава КС, в том числе Светлане Тихановской. Вероятно, что Координационный совет трактуется силовиками как «экстремистское формирование», а его членов собираются судить за его создание. Более того, дело, которое было возбуждено в отношении Антона Мотолько, также содержит данную статью по неизвестным причинам. 

Также нам известно о двух случаях применения на практике статьи 3612 УК («финансирование экстремистской деятельности»). Так в июле по данной статье предъявили обвинение волонтерам и волонтеркам фонда «Страна для жизни» Марине Дубровской, Антону Сташевскому, Юлии Сырых и Татьяне Островской. Они занимались формированием продуктовых передач для задержанных. Важно отметить, что криминализация такой волонтёрской деятельности нарушает право на свободу ассоциаций. Также дело по данной статье было заведено в отношении основателей фонда BYSOL (инициативы, помогающей с оплатой штрафов за участие в протестах) Андрея Стрижака и Алексея Леончика. Таким образом, любая поддержка протестующих или репрессированных теперь может трактоваться силовиками как «финансирование экстремизма».

Пока не возбуждались дела по статьям 3613 («участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании или вооруженном конфликте, военных действиях, вербовка либо подготовка лиц к такому участию»), статья 3614 («содействие экстремистской деятельности»), а также статье 3615. («прохождение обучения или иной подготовки для участия в экстремистской деятельности»). Однако, ввиду расширения практики применения «антиэкстремистского законодательства» в подавлении любых оппозиционных и активистских проявлений, можно предположить, что и данные статьи вскоре найдут свое применение в репрессивных целях.

На основании проведенного анализа, мы видим, что практика применения «экстремистских» статей УК преимущественно ограничивается «политическими» делами. Становится очевидным, что ч. 2 статьи 19 Закона о гражданстве была принята не в качестве меры для борьбы с настоящими опасными проявлениями «экстремизма» и «терроризма», а, вероятно, как еще один инструмент для репрессий в отношении лиц, деятельность которых неугодна властям. С вступлением в силу указа А. Лукашенко, подробно регламентирующего процедуру лишения гражданства за «экстремизм», рискнем предположить, что в ближайшее время власти начнут активно использовать этот инструмент для углубления репрессий в отношении гражданского общества и, как следствие, это приведет к еще большему ухудшению ситуации с правами человека в Беларуси.

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

Анализ изменений в антиэкстремистское законодательство

Анализ изменений в антиэкстремистское законодательство (обзор с позиций международных обязательств Беларуси в сфере прав человека).

Анти-экстремисткое законодательство в Беларуси: теория и практика

Британская правозащитная организация Article 19 и беларуская организация Human Constanta приглашают на серию из двух вебинаров по теме анти-экстремисткого законодательства в Беларуси в теоретическом и практическом аспекте 26 июля и 2 августа с 11:00 до 16:00.
Антидискриминация

Борьба с экстремизмом в Беларуси — обзор событий

Human Constanta делает подборку новстей о борьбе с экстремизмом в Беларуси — только самые важные события и наше экспертное мнение. 
Антидискриминация

Борьба с экстремизмом в Беларуси. Обзор событий, выпуск 2

Human Constanta — беларусская правозащитная организация, зарегистрированная в Минске в 2016 году. Одним из основных направлений нашей работы является продвижение антидискриминации, в том числе мониторинг ситуации с противодействием экстремизму в Беларуси. Каждые три месяца мы будем делиться с вами тем, какие существуют тенденции использования законодательства о противодействии экстремизму в Беларуси. Вы читаете второй обзор.
Антидискриминация

Доступна запись вебинаров «Анти-экстремисткое законодательство в Беларуси: теория и практика»

Предлагаем запись вебинаров, на которых менее чем за три часа сможете разобраться в правовых аспектах и практике применения законодательства в этой сфере.

Беларусь: Право на свободу выражения мнений и ограничения на «экстремизм»

В данном отчете АРТИКЛЬ 19 и Human Constanta рассматривают интерпретации различных беларусских законодательных актов — в частности, касающихся «экстремизма» и «языка вражды».
Мигранты и беженцы

2 лекции ко Всемирному Дню Бежен_цев (17 и 20 июня)

С 2001 года Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 20 июня Всемирным днём людей, которые вынуждены покинуть свои дома и искать защиты в других странах из-за угроз жизни и преследований. Для нас это важная дата стала поводом для разговоров про беженство на фоне гуманитарного кризиса и войны. На середину 2022 года в мире уже 100 миллионов беженцев […]