Введите верный e-mail адрес
Подписаться
Вы успешно подписались на нашу рассылку

Как активист_ки разоблачают причастных к преступлениям против человечности и где здесь баланс в соблюдении прав человека

Human Constanta
29 июня 2023 Года

Киберпространство — это поле, в котором права человека могут быть защищены или нарушены. Хотя может показаться заманчивым представить кибер-актор_ок в белых или черных шляпах, на данный момент становится все труднее охарактеризовать онлайн-деятельность в строго бинарных терминах.

Понятия хактивизма и цифрового вигилантизма — последнее часто имеет более негативную коннотацию по сравнению с первым — создают проблему с точки зрения их общественного восприятия и правового регулирования.

Как цифровой вигилантизм становится последним шансом восстановить справедливость

Цифровой вигилантизм часто понимается как набор практик цифрового “самосуда”. Такая практика может принимать различные формы, например, разоблачение государственных чиновников, подозреваемых в серьезных нарушениях прав человека, путем публикации их личных данных (доксирование) или взлом правительственных веб-сайтов для раскрытия общественности коррупционных схем.

Цифровой вигилантизм можно рассматривать как цифровой инструмент гражданского сопротивления и форму гражданского правосудия в авторитарной среде, где такое «цифровое прямое действие» часто считается последним шансом восстановить справедливость и разоблачить виновных в нарушениях прав человека.

Хактивизм помогает сбалансировать власть репрессивных государств

Всякий раз, когда вигилантизм используется для достижения более «благородных» демократических целей, он кажется почти неотличимым от хактивизма — также формы прямого онлайн-действия, направленного на восстановление справедливости и требование ответственности. Хактивизм широко использовался Anonymous в их последней цифровой кампании против российской агрессии в Украине.

Эта практика может быть обоюдоострым мечом, вызывающим озабоченность в отношении конфиденциальности. С одной стороны, хактивизм помогает сбалансировать власть репрессивных государств, обладающих монополией на большую часть интернет-ландшафта страны, и активист_к, которые получают новые эффективные рычаги для достижения своих целей.

Беларусь — одна из стран, где деанонимизация (доксинг) активно использовалась активист_ками для давления на политический режим. После явно сфальсифицированных президентских выборов 2020 года, последовавших за ними мирных протестов и жестокого их подавления, приведшего к гибели протестующих и длительным срокам тюремного заключения, люди начали искать альтернативные пути правосудия и использовать цифровые инструменты гражданского сопротивления. Различные инициативы стали деанонимизировать, назвать и публично стыдить тех, кто замешан в правонарушениях.

Такие инициативы, как «Киберпартизаны», взламывают правительственные порталы и публикуют конфиденциальные данные, а каналы Telegram, такие, как «Черная книга Беларуси», раскрывают имена, контакты и фотографии сотрудников правоохранительных органов, подозреваемых в нарушениях прав человека.

Как авторитарный режим на разных уровнях мстит хактивист_кам

Белорусское де-факто правительство (его легитимность после фальсификации выборов остается под вопросом) отомстило таким хактивистам и дружинникам. Согласно новым изменениям в «антиэкстремистском» законе, инициатива «Киберпартизаны» признана «экстремистской», а администратор «Черной книги Беларуси» София Сапега приговорена к 6 годам лишения свободы после хорошо известного инцидент с посадкой самолета Ryanair в Беларуси. В июне 2023 года София Сапега была помилована де-факто президентом Беларуси.

Кроме того, белорусские власти сделали все возможное, чтобы анонимизировать и защитить сотрудни_ц правоохранительных органов, причастных к государственному насилию, позволив им скрывать свою личность при даче показаний по политическим вопросам (лица размыты, голоса изменены, им разрешено использовать псевдонимы).

В недавно принятой Декларации будущего Интернета говорится, что «доступ к открытому Интернету ограничивается некоторыми авторитарными властями, а онлайн-платформы и цифровые инструменты все чаще используются для подавления свободы слова и отрицания других прав человека и основных свобод». Репрессивная цифровая политика Беларуси, которая является диктатором в этой сфере, возможно, допускает и оправдывает существование прямого ответного гражданского сопротивления, поскольку практически нет средств привлечь к ответственности власть, глухую к голосам гражданского общества.На фоне усиления цифрового авторитаризма в Беларуси прямые цифровые действия вряд ли можно считать зазорными. Однако, хотя цели цифрового сопротивления важны, вопросы конфиденциальности и слежки остаются актуальными, особенно когда мы смотрим в будущее с надеждой увидеть прогресс, а не регресс в области конфиденциальности. С юридической точки зрения очень важно оценивать каждое действие активисто_к по показателям законности, необходимости и соразмерности – трехсторонний критерий оценки законности рассматриваемых действий.

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
Лаборатория цифровых свобод

Яндекс, Tilda, mail.ru: почему больше не стоит доверять свои данные российским сервисам

Как российские спецслужбы могут собирать данные ваши и ваших пользователь_ниц через частные сервисы.
Лаборатория цифровых свобод

VPN окошко цифровой свободы и безопасности: можно ли его заблокировать?

Почему эта технология до сих пор остается одним из самых безопасных способов читать запрещенную и заблокированную в стране информацию
Лаборатория цифровых свобод

Как и зачем государства перемещаются в метавселенную и нужно ли это новой Беларуси

Может ли метавселенная спасти от цифрового авторитаризма? Разобраться в этом вопросе нам помогла Анастасия Жирмонт, региональная координаторка по связям с общественностью в Восточной Европе и Центральной Азии организации Access Now, которая занимается защитой и расширением цифровых прав пользователь_ниц по всему миру.
Лаборатория цифровых свобод

Как связаны отключения интернета и права человека на примере Беларуси

Любое отключение интернета должно рассматриваться как ограничение свободы мнений или информации: Статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах или Всеобщей декларации прав человека.
Лаборатория цифровых свобод

Как технологии, созданные с благой целью, превращаются в инструмент слежки за людьми и причём тут ответственность бизнеса

Как бизнесы могут понести ответственность за нарушение прав человека.
Лаборатория цифровых свобод

Прынцыпы GDPR на прыкладах для некамерцыйных арганізацый

Мы працягваем серыю публікацый аб тым, як некамерцыйныя арганізацыі могуць наладзіць больш адказную працу з прыватнасцю і персанальнымі данымі людзей.